Изменила мужу, чтобы избавиться от противной коллеги

Изменила мужу, чтобы избавиться от противной коллеги

Довелось мне как-то работать менеджером по продажам в одной фирме, занимавшейся элитной одеждой для собак. Компания была небольшой. Но нужно сказать, дело приносило свой доход. Часто приходили ухоженные дамочки в мехах да на шпильках. Они приносили с собой маленьких созданий, которых мой муж Федя назвал бы «недособакой». А также непременным их спутником был кошелек, набитый крупными купюрами и кредитками их мужей.

Мимимишные питомцы этих блистательных дам стоили по пять зарплат нашего соседа Коли, всю жизнь проработавшего сварщиком и к пенсии посадившего себе глаза. Или по семь зарплат бабы Вари с третьего этажа, положившей всю свою жизнь на утирание местной малышне соплей в детском саду, работая в качестве воспитательницы.

Когда я устроилась в эту фирму, у меня было навалом долгов. Рассчитываться с кредитом и помогать престарелому отцу с каждым месяцем становилось все тяжелее. И я была готова продавать не то, что костюмчики для «недособак» — хоть развесной страусиный помет, лишь бы выбраться из долгов.

Как и пообещали при устройстве на работу, заработная плата полностью зависела от продаж. Поначалу я мало чего понимала во всех одежных премудростях для собак, но затем понемногу стала втягиваться. Также я разобралась в психологии этих дам – как с ними общаться, какие проблемы их волнуют. Поэтому многие из них приходили не просто чтобы пожаловаться, но и для того, чтобы поболтать со мной на тему того, как скучен высший свет и как глупо выглядела некто балерина Аня Коробейникова на последней вечеринке. Тем временем я раскручивала их на покупку очередного комбинезона для чихуахуа.

С накоплением опыта денежки стали водиться в моем кармане. Мы с возлюбленным постепенно рассчитались с долгами, начали покупать вместо китайского ширпотреба более дорогую одежду… Еще одним плюсом был симпатичный руководитель, Павел Богданович. Он был уже в годах, но что-то в его внешности казалось цепляющим. Наверное, всему виной были ярко-голубые глаза, которые придавали ему особого обаяния.

Но в моем счастье все-таки была одна ложка дегтя. И это была коллега по имени Настя. Работала она на той же позиции, что и я. С самого начала стало ясно, что с этим человеком бесполезно иметь дело. Поначалу ей было поручено меня обучать. Во всей моей работе она постоянно находила какие-то изъяны. И это не так, и то не так. И вроде бы, все по делу… Вот только легче на душе от этого не становилось.

От других коллег я узнала, что дело не в моих руках, которые, по мнению Насти, растут из одного места. И даже не в том, что я плохо соображаю, и поэтому неправильно оформляю документы на оплату или не в том ключе общаюсь с клиентами. В курилке мне поведали, что просто Настя – такой человек. Нечто вроде ржавчины, которую никому и никогда в этой фирме не удавалось вывести. Чего только не пробовали другие обыватели нашей конторы. Попытки доказать начальству правду путем написания жалоб разбивались о холодную стену непонимания. Всевозможные уловки, направленные на то, чтобы подсидеть Настю, оказывались безуспешными.

Что было делать с этим человеком, который, как заноза, заражал всю атмосферу в коллективе? Со временем ситуация стала только ухудшаться. То ли Настя была так плохо воспитана; то ли с личной жизнью у нее все обстояло никак; а может быть, она просто без конца пыталась самоутвердиться за чужой счет… Но меня она стала просто изводить. Мне казалось, что в один прекрасный момент я просто ее хорошенько отколочу: «Вот, посмотри, опять ошибка в документе. Подпись клиента должна стоять по центру, а не справа. Неужели сложно было донести до покупателя эту информацию?»

В голову лезли разные мысли. Может, просто уволиться, и не портить себе жизнь? Но что-то не хотелось расставаться с таким денежным местом. Да и работа мне нравилась. Было в этом что-то от психологической практики – сидишь себе в кресле, а тебе изливают душу дамы с проблемами, которые у нашей бабы Вари вызвали бы приступ гомерического смеха. Но со временем в моей голове созрел план, и вот благодаря чему.

Как-то раз, в очередной раз обсуждая текущие проблемы с Богданом Павловичем, я заметила в нем какой-то особенно игривый настрой. Сначала подумала, что показалось. Но когда его флирт повторился еще раз, сомнений у меня не возникало: «Неплохо выглядите, Ольга Евгеньевна! А духи-то какие… Муж небось подарил?», — усмехнулся он без капли иронии.

«Хм, стоит воспользоваться этим…», — подумала я. И стала отвечать на его флирт.

Через какое-то время закрутился самый что ни на есть настоящий служебный роман. Передо мной маячила необходимость переспать с Богданом Павловичем. Мне не хотелось нарушать супружескую верность. Думать об этом было тягостно. Я утешала себя тем, что это был всего лишь тактический ход, призванный сохранить мои нервы, а стало быть, и ежемесячный доход в семейную кубышку.

В один прекрасный вечер скрепя сердце я с ним переспала. Меня жутко мучила совесть. Когда я шла домой, то казалось, что на моем лице написана фраза: «Я тебе изменила». И мой Федя, как только увидит меня, сразу ее прочтет.

Но этого не случилось. Я сослалась на плохое самочувствие, и разговор с мужем был замят.

На следующей неделе мы с Богданом Павловичем встретились еще раз. А потом еще. А потом я поняла, что пора реализовывать свой план. Муки вины за измену не давали мне покоя. Благо, Богдан Павлович не настаивал на продолжении этой интрижки. Да и репутацию на рабочем месте мне не особо хотелось портить – ведь неизбежно бы поползли сплетни…

И вот, лежа в постели с моим голубоглазым любовником, я, наконец, завела разговор о наболевшем. Он спросил о том, как работается в фирме, все ли устраивает меня. «Да, все в порядке, но вот всем ребятам, как кость в горле, стоит Белозерцева…» — начала я свою грустную тираду.

Через время моя стратегия принесла плоды. Настену благополучно уволили, даже без рекомендаций и выплаты причитающихся бонусов. Коллектив вздохнул с облегчением. «Оль, слышала, Белозерцева-то того! Увольняется», — с блеском в глазах сообщила мне бухгалтер. Знала бы она, какой ценой далось это увольнение…

С Богданом Павловичем мы встретились еще пару раз, а затем все сошло на нет. Мужа после своего поступка я стала ценить и любить еще больше. И никогда больше такого в моей жизни не было.

Да, меня продолжала мучить вина… Но в то же время в глубине души я потирала руки: впервые в жизни мне удалось избавиться от подобного рода препятствия. Наконец-то проблемы ждут эту девицу – и поделом ей. А наша компания будет продолжать работать без таких личностей.

А как бы Вы поступили в этой ситуации? Пишите в комментариях!

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Журнал WoMen Life
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:
Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я даю согласие на обработку персональных данных и принимаю политику конфиденциальности